Я исповедуюсь — Жауме Кабре, 2011

В школе на уроке литературы нас заставляли писать сочинения на тему «Что же этим произведением хотел сказать писатель». Как же это бесило! Откуда блять я в свои 15 могу знать и, тем более, понимать его чувства, вызванные или депрессией, или безысходностью, или болью неразделенной любви, или муками выбора?!?
Но нас приучили, что у каждой книги есть «важный замысел» автора, как бы основная мысль, котороя идет через все повествование. Сейчас я понимаю, что это необязательное условие для современной книги, но упорно продолжаю его искать))

Так вот, я совершенно не нашла этот самый замысел в романе «Я исповедуюсь» испанского писателя Жауме Кабре. То есть прочитав все 736 страниц, я не могу сказать о чем они. О том, что такое Зло? О безнаказанности Зла? Непонятно.

Читать далее Я исповедуюсь — Жауме Кабре, 2011

What to Say Next by Julie Buxbaum, 2017


В прошлом году я прочитала книгу в жанре young adult «Tell Me Three Things» by Julie Buxbaum, которая мне понравилась. Поэтому рискнула почитать еще что-то вышедшее из-под пера этой писательницы. Так в мои руки попала книга «What to Say Next». И она тоже мне понравилась, хоть и не так сильно как первая.

Сразу мне книга не нравилась. Я люблю легкие, ненапряжные романы с хорошим юмором и милыми героями. С героями, которым хочется сопереживать. Тут же с первой страницы понимаешь, что ни легкого романа, ни юмора, ни милых героев не будет. Дэвид — парень с синдромом Аспергера. Кит — девушка, потерявшая отца в автокатастрофе. Как бы вряд ли стоит ждать «карнавала» от них.

Читать далее What to Say Next by Julie Buxbaum, 2017

Лето с чужими — Таити Ямада, 1987

Мама, мы все тяжело больны…
Мама, я знаю, мы все сошли с ума…
(с) Кино

Только что проглотила «Лето с чужими» японского писателя Таити Ямада и не могу прийти в себя. Эта книга просто заставила меня встрепенуться. Я-то думала, что это еще один глубоко-психологический роман о жизни, одиночестве и поиска себя (так и оказалось, но с маленьким НО). Поэтому совсем не ожидала такого финала, и именно потому меня так впечатлила книга в целом.

48-летний сценарист Хидэо Харада ушел из семьи. Он снимает квартиру в офисном здании около автострады. По ночам, когда все работники уходят с работы, дом погружается в полную гнетущую тишину. Шум автострады только усиливает чувство одиночества. Чтобы вырваться из замкнутого уединения, герой заводит новые знакомства. Так одним вечером в квартале, где он жил в детстве, он знакомится с парой, которые напоминают его давно умерших родителей…

Читать далее Лето с чужими — Таити Ямада, 1987

Художник зыбкого мира — Кадзуо Исигуро, 1986


Он не был плохим. Он просто очень много работал во имя того, что считал самым лучшим на свете. (с)

Несколько лет назад я прочитала 2 романа английского писателя Кадзуо Исигуро «Не отпускай меня» и «Остаток дня». Они были совершенно разными, и в тоже время такими похожими. Книги наполнены печалью и безысходностью. И хоть они были и морально тяжелыми, но чудесными. Но больше всего меня впечатлил слог писателя — он был неспешно-прекрасным. И вот спустя кучу лет, наконец-то, я снова читаю этого автора и его роман «Художник зыбкого мира» (An Artist of the Floating World). В 1986 году он был номинантом на Букеровскую премию. И снова я покорена талантом Кадзуо Исигуро и его умению воссоздать любую эпоху.

Этот роман многогранен. Он полон размышлений, открытых вопросов, поиска ответов. Писатель касается важных для него тем незаметно, аккуратно, как будто легким перышком.  И одни темы плавно перетекают в другие.
После прочтения книги, у меня в голове возникало все больше и больше вопросов. Но огромный плюс книг в том, что каждый сам находит свои вопросы и свои ответы на них (и на них нет правильного и единственного ответа). Каждому близки разные тематики и проблематики. А в «Художник зыбкого мира» их действительно очень много.

1948 год. Япония. Мацуи Оно — уже не молодой знаменитый художник хочет выдать замуж свою дочь. По традициям, это напоминает «аукцион репутаций». То есть семья жениха проверяет семью невесты на наличие темных пятен в их родовой истории.  Если семья пристойная, благонравная и не замечена в грязных делишках, то союзу быть. Но кто не без греха? Особенно, если ты прожил долгую жизнь и, особенно, если пережил войну. Так Мацуи Оно окунается в свое прошлое и пытается загладить свои ошибки.

Читать далее Художник зыбкого мира — Кадзуо Исигуро, 1986

Старые черти — Кингсли Эмис, 1986

Седина в бороду, бес в ребро.

Иногда попадаются в руки книги, которые получили Пулитцеровскую, Букеровскую, Гонкуровскую премии, и ты такой поправив несуществующие очки, обводя снобским взглядом комнату, покатав по нёбу изысканное вино, приступаешь к чтению. В этот момент ты не просто читатель, ты Ценитель, с большое буквы цэ, литературы, ты уже не быдло, а эстет! По крайней мере, у меня всегда такие первые мысли;))

И читая эту премиальную книгу, ты пытаешься понять, за что же ее так выделили, почему же ее наградили, прям как в фильме «О чем говорят мужчины» про крутон.

«А гренка в нашем ресторане называется croûton. Это точно такой же поджаренный кусочек хлеба, но гренка не может стоить 8 долларов, а croûton — может». А дальше ты начинаешь искать хоть какой-то вкус, отличающий этот крутон от гренки. И находишь!

Вот так у меня и получилось с книгой «Старые черти» (The Old Devils) английского писателя Кингсли Эмиса, которая получила Букеровскую премию в 1986 году. Это довольно-таки не однозначная книга, но мне она понравилась.

В небольшом валийском городке переполох — неожиданно возвращается чета Уивер. Они не были в родном городе 10 лет. За это время Алун стал знаменитостью, популярным поэтом и писателем. Рианнон не изменилась — все также элегантна и прекрасна. В отличии от их старых друзей, которые постарели, потолстели, обеднели. И не удивительно, ведь им всем уже по 60+ лет. Начинаются закадычные встречи за бокалом вина, стаканчиком виски, несколькими банками пива, бутылками вина, кучей бутылок пойла. И постепенно их настоящие чувства друг к другу прорываются. Вежливая приветливость перерастает в  давнюю вражду, любезная заинтересованность в старую зависть, а обходительная холодность в жгущую любовь. Многолетние тайны открываются.

Читать далее Старые черти — Кингсли Эмис, 1986