Архив рубрики: Мысли вслух

Чтец успевает прожить тысячу жизней до того, как умрет. Человек, который ничего не читает — лишь одну. Джордж Мартин

A-reader-lives-a-thousand-lives-before-he-dies.-The-man-who-never-reads-lives-only-one.-George-R.-R.-Martin
В книге Амели Нотомб «Словарь имен собственных» была такая фраза:

    Наверно, каждого человека ждет в бескрайней книжной вселенной одна единственная книга, которая и превратит его в настоящего читателя – конечно, если судьба позволит им встретиться. Платон писал, что люди, некогда рассеченные богами надвое, с тех пор блуждают по свету в поисках своей половины, чтобы не оставаться ущербными до самой смерти; это столь же справедливо в отношении человека и книги.

Мне показалось, что она права на 100%. Ведь часто бывает, что человек образован, эрудирован, но не любит читать книги. Наверное, это все детские травмы. Вспомните школу, особенно старшие классы, когда нам в голову пытались запихнуть (по-другому это не назовешь) «Преступление и наказание» Достоевского или «Перевоплощение» Франца Кафки. Как можно в 15 лет полностью осмыслить эти творения?!? Тем более, что мысли о книге у тебя должны быть такие же как в хрестоматии. Своедумие??? — запрещено! Конечно же, после этого отбивается все желание читать. Появляется какой-то барьер, страх перед книгой «А вдруг все такие книги тяжелые» «Ого, да тут же больше 500 страниц».

А вот если бы мы изучали в школе не только значимые книги, но еще и интересные, чтобы они соответствовали школьным годам, то может больше было бы читающих людей. Например, «Граф Монте-Кристо» Александра Дюма — идеальная книга для школьников: приключения, любовь, предательство, месть, отличный пример французской классики. Ее было бы интересно читать и девушкам, и парням. Но нет, нам вдалбливают про теорию «сверхчеловека».

Читать далее Чтец успевает прожить тысячу жизней…

Следы на песке — Джудит Леннокс, 2003

Одна из первых книг над которой я плакала (не считая «Белый Бим, чёрное ухо») была «Война и мир» Льва Толстого. Неожиданно?)) Я рыдала как белуга, когда Наташа Ростова изменила Андрею Болконскому, да к тому же с этим ничтожеством Анатолем. Растерянность, недоверие, злость, жалость и опустошенность наполняли меня. Видимо, я прошла все 5 стадий горя)))

И вот читая роман английской писательницы Джудит Леннокс «Следы на песке» (Footprints on the Sand), я вспомнила те чувства. Эта книга также разбила мне сердце, и не раз. Мне приходилось раз за разом откладывать книгу, чтобы осознать происходящее. Читать далее Следы на песке — Джудит Леннокс, 2003

Размышление о существенной разнице между романами 19 века и 21 века
2112

Как отличить роман написанный в 19-ом веке от 21-го? Очень легко! Нет и даже не благодаря всяким гаджетам, девайсам и технологиям. Если в книге есть нравоучения, то этот роман 19-го века, отсутствуют — современный. Очень часто эти монологи, начинающиеся со слов «дочь моя» или «сын мой» (в романе «Три мушкетера» я раза 3-4 доходила до этой фразы и сразу бросала книгу!). Это очень длинные монологи, которые длятся часами, страница за страницей (во время их чтения я успеваю приготовить кушать, встретить закат, сделать чай, выпить чай, поспать, поиграть с котом, встретить рассвет, и это не преувеличение). Слова «благоразумие», «повиновение», «нравственность», «целомудрие», «благородство» и «добродетельность» встречаются чаще всего.

К чему это я? К тому, что роман «Маленькие женщины» американской писательницы Луизы Мэй Олкотт — отличный тому пример.

Читать далее Размышление о существенной разнице между романами 19 века и 21 века

Изгои — Сьюзен Хинтон, 1967г.

Людям везде несладко.(с)

Для меня самое ценное в книгах — искренность. И неважно какой это жанр — драма или фэнтази. Но если писателя заносит в пафос, в наигранную слезовыдавливаемость, в ванильную любовь и т.п., я сразу как ежик показываю свои иголки, не принимая книгу. Мне важно, чтобы я могла поверить в героев и сюжет. Только тогда она может мне понравится.

Книга «Изгои» (The Outsiders) американской писательницы Сьюзен Хинтон именно такая: искренняя, настоящая, пронзительная и честная. И этим она покоряет, этим она берёт. Писательница начала писать её, когда ей было 16 лет и закончила в 18. Ее друга избили несколько подростков из богатых кварталов за то, что он грязер, то есть

набриолиненные парни с сигаретами, которые жили в бедной части города.

Для неё было полным открытием, что люди могут ненавидеть друг друга только из-за социальной разницы и внешнего вида. Она записала свои мысли и чувства по этому поводу. Так и появилась эта книга.

«Изгои» о 14-летнием Понибое, самом младшем из шайки грязеров. Шляться по району, приставать к девчонкам, обворовывать магазины, бить стекла — вот и все развлечения грязеров. Ну и враждовать с вобами, то есть парнями из высшего общества (мажоры по-нашему). Враждовать до драк! Но иногда драки перерастают в убийства.

Читать далее Изгои — Сьюзен Хинтон, 1967