Архив метки: #Букеровская премия

Художник зыбкого мира — Кадзуо Исигуро, 1986


Он не был плохим. Он просто очень много работал во имя того, что считал самым лучшим на свете. (с)

Несколько лет назад я прочитала 2 романа английского писателя Кадзуо Исигуро «Не отпускай меня» и «Остаток дня». Они были совершенно разными, и в тоже время такими похожими. Книги наполнены печалью и безысходностью. И хоть они были и морально тяжелыми, но чудесными. Но больше всего меня впечатлил слог писателя — он был неспешно-прекрасным. И вот спустя кучу лет, наконец-то, я снова читаю этого автора и его роман «Художник зыбкого мира» (An Artist of the Floating World). В 1986 году он был номинантом на Букеровскую премию. И снова я покорена талантом Кадзуо Исигуро и его умению воссоздать любую эпоху.

Этот роман многогранен. Он полон размышлений, открытых вопросов, поиска ответов. Писатель касается важных для него тем незаметно, аккуратно, как будто легким перышком.  И одни темы плавно перетекают в другие.
После прочтения книги, у меня в голове возникало все больше и больше вопросов. Но огромный плюс книг в том, что каждый сам находит свои вопросы и свои ответы на них (и на них нет правильного и единственного ответа). Каждому близки разные тематики и проблематики. А в «Художник зыбкого мира» их действительно очень много.

1948 год. Япония. Мацуи Оно — уже не молодой знаменитый художник хочет выдать замуж свою дочь. По традициям, это напоминает «аукцион репутаций». То есть семья жениха проверяет семью невесты на наличие темных пятен в их родовой истории.  Если семья пристойная, благонравная и не замечена в грязных делишках, то союзу быть. Но кто не без греха? Особенно, если ты прожил долгую жизнь и, особенно, если пережил войну. Так Мацуи Оно окунается в свое прошлое и пытается загладить свои ошибки.

Читать далее Художник зыбкого мира — Кадзуо Исигуро, 1986

Старые черти — Кингсли Эмис, 1986

Седина в бороду, бес в ребро.

Иногда попадаются в руки книги, которые получили Пулитцеровскую, Букеровскую, Гонкуровскую премии, и ты такой поправив несуществующие очки, обводя снобским взглядом комнату, покатав по нёбу изысканное вино, приступаешь к чтению. В этот момент ты не просто читатель, ты Ценитель, с большое буквы цэ, литературы, ты уже не быдло, а эстет! По крайней мере, у меня всегда такие первые мысли;))

И читая эту премиальную книгу, ты пытаешься понять, за что же ее так выделили, почему же ее наградили, прям как в фильме «О чем говорят мужчины» про крутон.

«А гренка в нашем ресторане называется croûton. Это точно такой же поджаренный кусочек хлеба, но гренка не может стоить 8 долларов, а croûton — может». А дальше ты начинаешь искать хоть какой-то вкус, отличающий этот крутон от гренки. И находишь!

Вот так у меня и получилось с книгой «Старые черти» (The Old Devils) английского писателя Кингсли Эмиса, которая получила Букеровскую премию в 1986 году. Это довольно-таки не однозначная книга, но мне она понравилась.

В небольшом валийском городке переполох — неожиданно возвращается чета Уивер. Они не были в родном городе 10 лет. За это время Алун стал знаменитостью, популярным поэтом и писателем. Рианнон не изменилась — все также элегантна и прекрасна. В отличии от их старых друзей, которые постарели, потолстели, обеднели. И не удивительно, ведь им всем уже по 60+ лет. Начинаются закадычные встречи за бокалом вина, стаканчиком виски, несколькими банками пива, бутылками вина, кучей бутылок пойла. И постепенно их настоящие чувства друг к другу прорываются. Вежливая приветливость перерастает в  давнюю вражду, любезная заинтересованность в старую зависть, а обходительная холодность в жгущую любовь. Многолетние тайны открываются.

Читать далее Старые черти — Кингсли Эмис, 1986

Сад вечерних туманов — Тан Тван Энг, 2012г.

Вот только единственное, чего мы не можем, это — забыть. (с)

Я очень люблю азиатскую литературу! Главная причина моей любви к ней: что она другая. С другим взглядом на жизнь и на отношение к жизни в целом. Ты познаешь людей с другим мышлением и другими принципами. Такие книги способны удивить и перевернуть твой мир, показать другую реакцию на знакомую ситуацию. И это круто!

Вдвойне круто, если ты еще расширяешь свою литературную географию. В прошлом году я впервые прочитала корейского автора, в этом же — малайзийского. А именно Тан Тван Энг и его роман «Сад вечерних туманов» (The Garden of Evening Mists) номинанта Букеровской премии 2012 года. Ну разве можно было пройти мимо этой книги?
И не зря я её выбрала, так как она хорошая. Сложная, тягучая, но хорошая! Она полна боли, пустоты, утраты и непримиримости. И у каждого они свои.

Не буду ничего придумывать своё, а просто оставлю аннотацию, так как она на удивление отлично описывает книгу:

    1. Малайя, 1951. Юн Линь – единственная, кто выжил в тайном японском концлагере. В этом лагере она потеряла свою любимую сестру – та разделила ужасную судьбу тысяч заключенных. Единственное, что Юн Линь может сделать для сестры, – исполнить ее мечту, создав дивной красоты японский сад. Юн Линь ненавидит японцев, отнявших у нее близких и чуть не убивших ее саму. Но ей приходится обратиться к японцу Аритомо, в прошлом императорскому садовнику, который готов обучить ее своему искусству.
    1. Она понимает, что у Аритомо есть тайна, и его неожиданное исчезновение подтверждает ее предположения. Пройдет целая жизнь, прежде чем Юн Линь удастся приблизиться к разгадке этой тайны…

Читать далее Сад вечерних туманов — Тан Тван Энг, 2012г.

Светила — Элеонора Каттон, 2013г.


– Говорят, по новозеландским поверьям, душа после смерти становится звездой.
– В жизни не слыхивал более убедительного довода в пользу того, чтобы перенять обычаи туземцев.(с)

Люблю начинать год с отличной книги. В этом году мой выбор пал на роман «Светила» (The Luminaries) канадской писательницы Элеоноры Каттон. Он принес ей в 2013 году премию Букера. И нужно отметить, что книга стала самым длинным произведением-победителем за всё время, а Каттон  в свои 28 лет — самым молодым автором, получившим эту награду. Для меня же это 842 страницы увлекательного сюжета, от которого сложно оторваться!

1866 год. Хокитика, Новая Зеландия. Небольшой прибережный городок охвачен «золотой лихорадкой». Все его жители зарабатывают на этом: либо вымывая золото, либо владея гостиницами, либо предоставляя различные услуги. В одну из ночей января происходят странные события: умирает старатель-пьяница, у которого находят кучу золота, исчезает известный богатенький предприниматель и находят полуживую всем знакомую девушку «легкого поведения», которая ничего не помнит. Эти происшествия наталкивают на мысль, что они связаны друг с другом. 12 человек, разных профессий и разного статуса, собираются в гостинице «Корона», чтобы разобраться в произошедшем. К ним присоединяется Уолтер Мади, только что приехавший в город, которому тоже есть что рассказать. Они понимают, что это настоящий заговор и Фрэнсис Карвер — капитан барка «Доброго пути» причастен ко всем 3-м историям.

Читать далее Светила — Элеонора Каттон, 2013г.

Моя рыба будет жить — Рут Озеки, 2013г.

 Жизнь полна историй. Или, может, жизнь – это только истории. (с)

И снова номинант на Букеровскую премию американская писательница японского происхождения Рут Озеки и её роман «Моя рыба будет жить» (A Tale for the Time Being).

Эта история про писательницу Рут, живущую на небольшом острове в Канаде. Однажды на берегу она нашла, выброшенный волнами, дневник, принадлежащий 15-летней японской девочке Нао. В нём она рассказывает о своей жизни, которая перевернулась с ног на голову. Вернувшись в Японию из США, где она прожила с родителями всю свою осознанную жизнь, она чувствует себя чужаком и изгоем. Жизнь девушки постепенно рушится, и она находит только одно решение всех её проблем.

Между Рут и Нао появляется «кармическая связь», их жизни переплетаются:

    Я тянусь к тебе сквозь время… ты тоже тянешься ко мне.

Для себя я охарактеризовала бы этот роман как магический реализм на японский лад. Когда непонятно, где реальность, а где выдумка. Когда потустороннее меняет судьбу. Когда женщина из Канады хочет спасти девушку из Японии. И всё это с присущей японской литературе логикой, точностью и красотой.

Читать далее Моя рыба будет жить — Рут Озеки, 2013г.