Архив метки: #экранизация

Здесь была Бритт-Мари — Фредрик Бакман, 2014г.

«Синдром Моники в тяжелой стадии»

Именно так можно описать главную героиню из книги «Здесь была Бритт-Мари» (Britt-Marie Was Here) шведского писателя Фредрика Бакмана. Автор подарил великолепную историю про Уве («Вторая жизнь Уве») и неплохой роман «Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения». Фишка автора — сложные и нестандартные персонажи в роли главных героев. Ведь мы постоянно встречаем таких людей в нашей жизни: угрюмого соседа, вечно всем недовольного, чопорную бабульку, которая вечно поучает, женщину с поджатыми губами и неодобрительным взглядом. Эти люди и есть герои книг Бакмана. И этим он цепляет.
Но если брать 3 книги Фредрика Бакмана, то «Здесь была Бритт-Мари» все-таки будет на втором месте, «Уве» невозможно переплюнуть.

Бритт-Мари страдает после семейной трагедии обсессивно-компульсивным расстройством. Сода — ее лучший друг. Любая проблема решается благодаря соде. Ну почти любая. Вот измену ее мужа, с которым она в браке 40 лет, решить не может. В одно мгновение прежняя жизнь героини рушится. В 63 года без дома, без работы. В центре занятости ей предлагают работу в молодежном центре в небольшом поселке Борг. Так она начинает свою жизнь с нуля и в совершенно неожиданном для себя амплуа.

Читать далее Здесь была Бритт-Мари — Фредрик Бакман, 2014г.

Снежный Цветок и заветный веер — Лиса Си, 2005

Жизнь женщины в Китае в 19 веке, или миллион способов умереть

Я со школьный лет читала английскую и французскую литературу. В студенческие годы только углублялась в этом направлении. Поэтому я шарю разбираюсь в нюансах этикета 19 века в Англии, манерах аристократии Парижа 18 века. Но как бы это было не интересно, все равно наступает время когда ты перенасыщаешься и душа требует что-то другое. Именно этого «другого» я и ищу в азиатской литературе.

В этот раз в руки мне попала книга американской писательницы Лисы Си и ее роман «Снежный Цветок и заветный веер» (Snow Flower and the Secret Fan). Казалось бы, где Азия, а где США, но у авторки прадедушка был китайцем. Да и жила она в китайском квартале Лос-Анджелеса, что и повлияло на нее. 

«Снежный Цветок и заветный веер» рассказывает о жизни Лилии: от ее дочерних годах до время спокойного сидения, то есть от детства до самой старости. О том, как изгиб ее стопы смог изменить жизнь всей ее семьи. О том, как она нашла свою лаотун — названную сестру. О том, как обычные песни готовят к взрослой жизни. О том, как можно разрушить жизнь из-за глупой ошибки.

Читать далее Снежный Цветок и заветный веер — Лиса Си, 2005

Большая маленькая ложь — Лиана Мориарти, 2014


Это может случиться со всяким. (с)

Я очень не люблю книги на обложках которых изображен постер экранизации этой книги. Мне кажется это обесценивание писателя. Как будто без упоминания фильма продать это произведение невозможно.  

И именно поэтому я скептически отнеслась к роману «Большая маленькая ложь» (Big Little Lies) австралийской писательницы Лианы Мориарти. До этого я ничего не читала у этой авторки, но слышала много хороших отзывов. После фурора, который произвел сериал  «Большая маленькая ложь» интерес к ней только вырос.
Я же и хотела, и не хотела читать этот роман одновременно. Но так получилось, что мне попалась эта книга по игре, так что пришлось за нее взяться. И совсем не пожалела, так как она очень хорошая.

Это книга о трех подругах, у которых 5-летние дети учатся в одном подготовительном классе.
Мадлен — веселая, справедливая и периодически вспыльчивая. Она переживает «предательство» своей дочери от первого брака, которая тянется в семью к отцу. К отцу, который бросил её в младенчестве. К отцу, который не платил алименты. К отцу, который начал с ней общаться только с 11 лет.
Селеста — красивая, богатая, милая. Мать двух близнецов. Жена идеального под стать ей мужа.

Идеальный брак. Безупречная жизнь. Если не принимать во внимание, что Селеста всегда такая беспокойная. Немного суетливая. Немного раздражительная.

Джейн — тихоня мать-одиночка, переехавшая недавно на полуостров. На вопросы об отце сына всегда отмалчивается.

Читать далее Большая маленькая ложь — Лиана Мориарти, 2014

Жёны и дочери — Элизабет Гаскелл, 1866


Все мы любим искушения. (с)

Я очень люблю литературу Викторианской эпохи, прям обожаю. В принципе, я росла и взрослела на книгах Джейн Остин, Чарльза Диккенса и сестер Бронте. Люблю эту английскую чопорность, их тонкий сарказм и строгий этикет того времени. А какие в них милые любовные линии: обворожительные и немного ванильные, но без розовых соплей.

Элизабет Гаскелл я открыла для себя года 3-4 назад. Мне попался роман «Север и Юг», и я наивно думала, что это про гражданскую войну в США)) Какое же было мое удивление, когда я начала его читать. Проглотила книгу за два дня, хотя в ней почти 600 страниц. Я была в таком восторге от перипетий между главными героями, что сразу посмотрела и сериал по нему с очаровательным Ричардом Эрмитаджем.

Через год пришел черед «Крэнфорд» — такого добродушного и прелестного романа о жизни маленького городка. Эта именно та Викторианская Англия, которую я люблю: с её интригами, добродетелями, завистями, склоками и радостями. Только здесь главные герои  — самые обаятельные и несгибаемые старые девы и вдовушки.
(Если вы не знакомы с Викторианской Англией и хотите узнать, что же это такое, то советую начать свое знакомство именно с этой книги, или с одноименной экранизации в виде мини-сериала.)

И вот я взялась за, к сожалению, последний и незаконченный роман Элизабет Гаскелл «Жёны и дочери» (Wives and Daughters). Это очень большая книга, в ней 800 страниц (и это она обрывается явно не на последней главе), но благодаря умелому слогу писательницы это совсем не замечаешь, она читается быстро и легко.

Читать далее Жёны и дочери — Элизабет Гаскелл, 1866

Размышление о существенной разнице между романами 19 века и 21 века
2112

Как отличить роман написанный в 19-ом веке от 21-го? Очень легко! Нет и даже не благодаря всяким гаджетам, девайсам и технологиям. Если в книге есть нравоучения, то этот роман 19-го века, отсутствуют — современный. Очень часто эти монологи, начинающиеся со слов «дочь моя» или «сын мой» (в романе «Три мушкетера» я раза 3-4 доходила до этой фразы и сразу бросала книгу!). Это очень длинные монологи, которые длятся часами, страница за страницей (во время их чтения я успеваю приготовить кушать, встретить закат, сделать чай, выпить чай, поспать, поиграть с котом, встретить рассвет, и это не преувеличение). Слова «благоразумие», «повиновение», «нравственность», «целомудрие», «благородство» и «добродетельность» встречаются чаще всего.

К чему это я? К тому, что роман «Маленькие женщины» американской писательницы Луизы Мэй Олкотт — отличный тому пример.

Читать далее Размышление о существенной разнице между романами 19 века и 21 века