«Средний пол» Джеффри Евгенидес, 2002г.

book04

В искусстве нет объективных критериев. Вот в спорте все объективно.Пробежал быстрее всех стометровку — все ты молодец, победитель, чемпион. И никого не интересует стиль твоего бега, хоть задом наперед. «Как-то он не концептуально пробежал». Да пошел ты в жопу, ты сам так пробеги. «Э, не, что же он хотел сказать этими своими девятью с половиной секундами?».Что ты, хрен так пробежишь! Только и всего.

Помните, как парни из «Квартета И» в фильме «О чем говорят мужчины» обсуждают искусство? Так вот, для меня это же правило действует и для фильмов, и для книг. Все субъективно! Но как же я для себя разделяю хорошую книгу или плохую?

Тут мне на помощь приходит метод Станиславского «верю или не верю».Если я верю в сюжет книги безоговорочно и всей душой,  она поглощает меня полностью, я переживаю все чувства вместе с героем, все его поступки и действия мне кажутся логичными (неважно, одобряю я их или нет), то значит автору история удалась.

Но еще очень важно каким языком написана книга. Если от описания природы, я чувствую ветерок и солнечные лучи у себя на лице, от нагнетающей атмосферы —  у меня волосы встают дыбом, от признания в любви — я забываю как дышать, это значит, что писатель прекрасно владеет пером.

Также писателю нужна какая-то идея или тема. Либо животрепещущая, что-то совершенно новое, что взбудоражит человечество, какое-то свежее видение проблемы, либо то, что будет актуально всегда (любовь, ненависть, предательство, семья, общество).

Если все эти три кита сойдутся, то получится прекрасная книга. Такая как например «Средний пол» Джеффри Евгенидес, за которую он получил Пулитцеровскую премию. И совершенно не зря! Здесь прекрасный сюжет, отличный слог и совершенно необычная тема.

«Средний пол» — семейная сага, но не в типичном виде, к которым мы привыкли, а в виде причинно-следственной связи, почему и как так получилось, что главный герой родился гермафродитом. Он не винит своих бабушку и дедушку в инцесте (что скорее всего очень повлияло на их внука); своих родителей, что они не заметили, что с их дочерью что-то не так; общество, что не принимает таких как он; доктора, который воспринимал его как объект медицины, а не личность.  Герой детально и дотошно показывает жизнь трех поколений, не осуждая, а просто констатируя факты.

Ему удалось наполнить книгу не только личными проблемами и переживаниями семьи, но и показать историческую сторону. Начиная с того, как его бабушка Дездемона и дедушка Левти, спасаясь в 1922 году из объятого огнем города Смирны, женятся, несмотря на то, что они родные брат и сестра. Затем их жизнь в Америке, попытки адаптироваться в чужой стране, способы заработать деньги, рождение их детей. Все это на фоне угрюмого Детройта, завода Генри Форда, сухого закона, период Великой депрессии, расовых беспорядков, войн.

И все-таки в книге главной темой является гермафродитизм. Сейчас в эру толерантности и интернета — это не пугает и не ставит в тупик. Статистика гласит, что на 2000 детей 1 приходится гермафродит, а это, согласитесь, довольно много. Медицина не стоит на месте, операция может помочь решить многие проблемы. Вопрос только в том «кто должен решать делать операцию или нет? какой пол выбрать?» Доктор? Родители? Или все-таки взрослый человек, который сам разберется в себе, своих чувствах и предпочтениях, так как например, герой этого романа.

Если применять на этой книге метод Станиславского, то я несомненно говорю «Я верю!». У меня во время прочтения даже была мысль «блин, скорее всего это автобиография». У ж очень он крут!

Скажу сразу, «Средний пол» тяжеловато мне шла. Нет, не потому что она скучная или очень заумная. Нет, дело совсем не в этом. Скорее всего для меня проблема стала детализация чувств героев, из-за этого повествование казалось немного затянутым, иногда так и хотелось проскочить пару предложений. Но это не делает книгу плохой.

Должна еще кое-что отметить — были вещи, которые мне были не то что противны, но неприятны. Это сексуальные игры Калли с ее подругой и все тот же инцест. Не хочется казаться ханжой или занудой, но меня настораживают секс-игры 13-14-летних подростков. Не рановато ли? Что касается инцеста, то для меня это, мягко сказано, странно. Если в книгах » Цветы на чердаке» Вирджинии Эндрюс и «Цементный сад» Иэна Макьюэна, я могла принять это, так как у них были определенные обстоятельства и условия, то в «Среднем поле» я с этим смирилась, но не поняла. Скорее всего из-за личных чувств, так как у меня есть старший брат, и мне дико подумать о нем в каком-то сексуальном плане, я его-то и мужчиной, наверное, не вижу, хотя у него 2 детей. Я понимаю, что двое взрослых людей полюбили друг друга, несмотря на родство, но все-таки это как-то неправильно (толерантность в это теме не мое;)).

Добавить комментарий