Моя рыба будет жить — Рут Озеки, 2013г.

 Жизнь полна историй. Или, может, жизнь – это только истории. (с)

И снова номинант на Букеровскую премию американская писательница японского происхождения Рут Озеки и её роман «Моя рыба будет жить» (A Tale for the Time Being).

Эта история про писательницу Рут, живущую на небольшом острове в Канаде. Однажды на берегу она нашла, выброшенный волнами, дневник, принадлежащий 15-летней японской девочке Нао. В нём она рассказывает о своей жизни, которая перевернулась с ног на голову. Вернувшись в Японию из США, где она прожила с родителями всю свою осознанную жизнь, она чувствует себя чужаком и изгоем. Жизнь девушки постепенно рушится, и она находит только одно решение всех её проблем.

Между Рут и Нао появляется «кармическая связь», их жизни переплетаются:

    Я тянусь к тебе сквозь время… ты тоже тянешься ко мне.

Для себя я охарактеризовала бы этот роман как магический реализм на японский лад. Когда непонятно, где реальность, а где выдумка. Когда потустороннее меняет судьбу. Когда женщина из Канады хочет спасти девушку из Японии. И всё это с присущей японской литературе логикой, точностью и красотой.

На самом деле, о таких книгах очень тяжело рассказывать, особенно, о чём же она. И как бы глупо не было писать о том, что каждый найдёт ней своё, но это правда. Она обширная, многослойная с огромным количеством тонов и подтонов. И кого-то больше зацепит одно, другого — другое.

Но всё же роман «Моя рыба будет жить» о связи читателя и писателя: как они взаимодействуют между собой, влияют друг на друга. Когда Рут читает дневник на острове в Канаде через 3 года после его написания, Нао пишет его в Японии сейчас, читая письма дяди, написаные во время Второй мировой войны. И все они связаны. Связаны чувствами, сопереживаниями и даже временем. Они заставляют друг друга думать, менять, действовать. Они — «временные существа».

    Временное существо — это кто-то, кто существует во времени: ты, я, любой, кто когда-либо жив или будет жить.

Интересно, что если перевести название книги «A Tale for the Time Being», то получится «Сказка для временного существа». Есть тонкая ирония, что уже в названии Рут Озеки намекает нам, о чём же она напишет. И мы же, сами читатели, становимся этими «временными существами».

Для меня, один из лейтмотивов этой книги — суицид. Я только сейчас задумалась о том, что взгляд на самоубийство в Японии и Европе отличается. Для нас, европейцев, это что-то ужасное, страшное, вызывающее порицание, даже какой-то признак слабости. В Японии же — совершенно противоположное мнение.

    …в Японии акт самоубийства носит, прежде всего, эстетический, а не моральный характер, и бывает связан с понятиями чести или стыда.
    На протяжении всей своей истории мы, японцы, с уважением относились к суициду. Для нас это явление красоты, навечно придающее смысл, и форму, и честь нашей жизни. Это способ сообщить максимальную реальность ощущению, что мы живы. Многие тысячи лет это наша традиция.

Этим мне и импонирует японская литература, тем что на привычные вещи можно взглянуть под другим углом, и то, что они во всем видят красоту, даже в суициде.

В романе много будисстско-философских размышлений о дзэне, просветлении, поиска своего пути, принятии его или быстротечности жизни. Его можно разбить на цитаты, каждая фраза которого заставляет тебя задуматься, отложив книгу. Например:

    Вверх вниз, одно и то же. Но и разное.  Когда верх глядит вверх, верх – это низ. Когда низ глядит вниз, низ – это верх.
    Самый лучший способ научиться ценить жизнь — осознать тот факт, что жить тебе осталось недолго.
    Во Вселенной все постоянно меняется, и ничто не остается прежним, и мы должны понимать, насколько быстро течет время, если хотим пробудиться и по-настоящему прожить свою жизнь. Вот что значит быть временным существом.

Итог: книга прекрасна, но явно не для всех. Немногие смогут оценить всю «глубину глубин» (также как и я), но попытаться — стоит!

П.С. В книге есть история (как бы история в истории другой истории)

дяди Нао — 18-летнего студента, изучающего французскую литературу и философию, и ставшим камикадзе. Меня она больше всего зацепила, и за неё отдельное спасибо автору.

Добавить комментарий